ГоловнаНовиниПсихоанализ немецких концентрационных лагерей: путь от индивидуума до особи с критично низким уровнем собственного достоинства

Психоанализ немецких концентрационных лагерей: путь от индивидуума до особи с критично низким уровнем собственного достоинства

       3003Бруно Беттельгейм -  американский психолог и психиатр австрийско-еврейского происхождения заинтересовался феноменом немецких концентрационных лагерей со времени их возникновения, задолго до того, как оказался узником Дахау и Бухенвальда. На основе личных наблюдений он написал книгу «Просвещенное сердце» - глубокое исследование психологических последствий существования в экстремальных условиях страха и террора.

Толчком к работе послужило непонимание сущности концентрационных лагерей, которые виделись как взрыв садистских импульсов, лишенный всякого смысла; и, во-вторых, открытие изменений личности заключенных под воздействием лагерей.

«Дальнейшие размышления убедили меня в том, что этот анализ имеет более широкий смысл, чем я предполагал ранее. Анализ можно использовать для объяснения тоталитаризма, для поиска путей сохранения автономии личности в государстве», - написал Бруно Беттельгейм в четвертой главе.

Чтобы понять роль лагерей, не следует заострять внимание ни на зверствах как таковых, ни на отдельных человеческих судьбах. Лагерь в данном случае важен как пример, обнажающий сущность государства массового подавления, причем, пример очень наглядный. Достаточно напомнить несколько фактов.

Заключенные проводили на жаре, под дождем и на морозе по семнадцать часов в день, все семь дней в неделю.

Условия жизни, еда и одежда были такими, чтобы держать узников на грани выживания.

При полуголодном существовании они должны были выполнять тяжелые работы.

Каждое мгновение их жизни строго регламентировалось и отслеживалось.

Ни минуты уединения, никаких свиданий, адвокатов или священников.

Медицинская помощь не гарантировалась, иногда заключенные получали ее, иногда нет.

Заключенные не знали, за что они попали в лагерь и на какой срок.

Лагеря служили нескольким различным, хотя и связанным между собой целям.

3002Главная — разрушить личность заключенных и превратить их в послушную массу, где невозможно ни индивидуальное, ни групповое сопротивление. Другая цель — терроризировать остальное население, используя заключенных и как заложников, и как устрашающий пример в случае сопротивления.

Лагеря служили также испытательным полигоном для СС. Здесь их учили освобождаться от своих прежних человеческих реакций и эмоций, ломать сопротивление беззащитного гражданского населения. Лагеря были экспериментальной лабораторией, где отрабатывались методы наиболее «эффективного» управления массами. Там определялись минимальные потребности в еде, гигиене и медицинском обслуживании, необходимые, чтобы поддерживать в узниках жизнь и способность к тяжелому труду, когда страх наказания заменяет все нормальные стимулы. Такие эксперименты были в дальнейшем дополнены «медицинскими» опытами, в которых заключенные выступали в качестве подопытных животных.

Сегодня немецкие концентрационные лагеря принадлежат истории. Однако у нас нет уверенности, что идея насильственного изменения личности человека в угоду государству умерла вместе с ними. Вот почему главная тема исследования «Просвещенное сердце» — концентрационные лагеря как средство создания субъектов, идеально подходящих для тоталитарного государства.

В процессе анализа были обобщены ключевые стратегии, которые в своей основе, универсальны. В различных вариациях они повторялись и повторяются на практике, на всех уровнях жизни общества: от семьи до государства.

Нацисты лишь собрали весь предыдущий опыт в единый концентрат насилия и ужаса, воплотив его на практике.

Правило первое: Заставь заниматься человека бессмысленной работой. Причем так, чтобы человек понимал, что работа не имеет смысла. Переносить камни из одного места в другое и обратно, копать ямы голыми руками, когда лопаты лежат рядом… Почему? Потому, что «я так сказал», «твое дело выполнять, а не задавать тупых вопросов».

3001Правило второе: наличие взаимоисключающих правил, при выполнении которых нарушение неизбежно. Это создает атмосферу постоянного страха быть пойманным. В лагере заключённым приходилось договариваться с надзирателями или «капо» (помощники СС из числа заключенных – примечание), попадая в полную зависимость от этих субъектов. Благодаря реализации подобного правила создавалось поле для психологического шантажа: надзиратели (капо) держали в постоянном напряжении – пройдет нарушение незамеченным или последует наказание. В обмен на различные услуги.

Правило третье: наличие коллективной ответственности. Последняя «размывает» личную ответственность – старое, как мир, правило. С единственным различием. В условия, когда ценой ошибки оплачивается жизнью, коллективная ответственность превращает всех членов группы в надзирателей друг за другом. Коллектив становится невольным союзником СС, лагерной администрации, тоталитарного государства.

Повинуясь минутной прихоти, эсесовец отдавал очередной бессмысленный приказ. Стремление к послушанию «въедалось» в психику настолько крепко, что формировалась группа заключенных, которые на протяжении длительного периода времени соблюдали этот приказ. И принуждали остальных заключенных к его исполнению. Даже, если эсэсовец забывал о нем через несколько минут.

Например, однажды надзиратель отдал приказ заключенным мыть водой с мылом ботинки как снаружи. Обувь становилась твердой как камень и люди натирали ноги до крови. Приказ больше никогда не повторялся, тем не менее, многие «старожилы» лагеря продолжали каждый день исполнять приказ и ругали всех, кто этого не делал, за нерадивость и грязь.

Первые три правила являются базовыми, но именно последующие три дробят уже подготовленную личность к превращению в «биомассу».

Правило четвертое: заставь людей поверить в то, что они не в состоянии изменить текущее положение вещей.

Создай обстановку непредсказуемости, где нет возможности планировать, а можно жить исключительно по инструкции, где любая инициатива мгновенно пресекается. Яркой иллюстрацией к данному правилу есть сцена расстрела инженера, женщины еврейки, в фильме «Список Шиндлера». 3000

Другим примером уничтожение группы чешских заключенных. На некоторое время их выделили в особую группу с привилегиями, дали жить некоторое время в относительном комфорте без работы и лишений. Затем внезапно перебросили на работу в карьер с максимально жесткими условиями труда, лишений, наибольшей смертностью, урезав питание. Затем снова вернули в более комфортные условия с улучшенным питанием. А затем снова в ад… Погибли все. Невозможность управлять собственной жизнью, отсутствие логики в поощрении и наказании выбивают почву из-под ног. Личность не успевает выработать стратегии адаптации и разрушается.

Бруно Беттельхам писал:

«Выживание человека зависит от его способности сохранить за собой некоторую область свободного поведения, удержания контроля над какими-то важными для него аспектиами жизни, не взирая на условия, которые в обычной жизни, кажутся просто невыносимыми… Даже незначительная возможность действовать или не действовать, но по собственной воле, позволяла выжить мне и таким как я....»

Авторитарным родителям, организациям, режимам очень выгодно это простое правило: они «убивают» активность и инициативу… «От тебя ничего не зависит», «И чего вы добились», «Так было и будет всегда», «Ленин и теперь живее всех живых», «Путин - Президент России на веки вечные».

Правило пятое. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат.

В книге описывается ситуация, когда эсэсовец избивал заключенного, а рядом проходила колонна узников концлагеря. Последние заметили избиение, дружно отвернулись в противоположную сторону, резко ускорились, демонстрируя собственное «ничего не вижу, ничего не слышу» под поощряющие крики эсэсовца «Молодцы!». Это замечание усиливало стыд заключенных, чувство бессилия, ставило их в один ряд с преступником, делало их в собственных глазах, его сообщниками. Они «играли» в одну «игру» с садистом.

В тоталитарных сообществах пятое правило – важнейшее условие их существования.

Правило шестое: заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту.

«Чтoбы не cтaть xoдячим трупом, оcтaтьcя чeловeкoм, пyсть yнижeнным и дeгpaдировaвшим, нeобхoдимo было всe врeмя осoзнaвaть, где пpoходит та чeртa, из-за котоpoй нeт возвpaта. Чeртa, дaльше кoтоpoй нeльзя отступать ни при какиx обстоятельcтвax. Даже еcли это yгрoжает жизни. Если удалось выжить, перешагнув эту невидимую границу, то жизнь теряет всякое значение».

Бeттeльхeйм пpиводит нагляднyю истоpию o «пocледнeй чеpтe». Oднaжды эсэcовец обpатил вниманиe на двуx eврeев, котоpыe «caчкoвaли». Он зacтавил их лечь в гpязнyю канавy, подoзвaл заключенногo - пoлякa из cоседнeй бригaды и пpикaзaл закопать впавшиx в нeмилоcть живьeм. Поляк откaзалcя. Эсэcoвец cтaл eгo избивaть, нo поляк все еще отказывался выполнять приказ. Toгда надзирaтель пpиказaл им пoменятьcя мecтaми, и те двoe полyчили пpикaз закoпать поляка. И oни стaли закaпывaть сoтoварищa по неcчacтью бeз мaлейших колeбaний. Кoгдa пoляка почти зaкoпали, эcэcoвец приказaл им оcтaновитьcя, выкoпать обратнo, a затем сновa сaмим лeчь в канaву. И снoва пpикaзaл пoляку иx зaкопaть. Ha этот рaз он подчинилcя – или из чувства меcти, или дyмaя, чтo эcэcoвец иx тоже пoщадит в пocледнюю минуту. Hо нaдзиpатель нe пoмилoвaл: oн притoптaл caпoгами землю нaд жepтвами. Спустя пять минут их – oдного мертвoгo, a дрyгoго yмиpaющeго – отправили в кpематорий.

У большинства немцев, которые не были убежденными нацистами, само существование лагерей вызывало, хотя и опосредованно, серьезные изменения личности. Эти изменения не были столь радикальными, как у заключенных в лагере, но вполне устраивали государство. Новый тип личности характеризовался чрезвычайно низким уровнем собственного достоинства.

Собственно, для большинства людей, когда они вынуждены выбирать между понижением человеческого уровня и невыносимым внутренним напряжением, неизбежным будет выбор в пользу первого для сохранения внутреннего покоя. Но великая правда состоит в том, что в условиях тирании это не покой человеческого существования, а покой смерти.

Тирания, покойся с миром… 

«Ветерани.UA»

 

jooble